ЄС надає Україні понад 190 млн євро на подолання наслідків COVID-19

У відповідь на спалах COVID-19 ЄС мобілізував пакет екстреної допомоги Україні розміром у 190 мільйонів євро. Підтримку спрямують на постачання медичного оснащення, навчання медичних працівників. Також ЄС разом із партнерами допоможуть малим і середнім підприємствам, малим фермам, громадянському суспільству та регіонам сходу і півдня України, що постраждали від конфлікту.

В среду Еврокомиссия сообщила, что предоставит Украине более 190 млн евро на борьбу с распространением коронавирусной инфекции в Украине. Ранее ЕС предоставил первый пакет поддержки Украине на сумму 80 млн евро. Почему ЕС решил увеличить сумму помощи и на что прежде всего должны быть направлены эти средства?

Ответ ЕС на глобальный кризис формировался постепенно. Имея опыт с помощью ЕС, я должен сказать, что реакция ЕС изменилась достаточно быстро. От начальных около 80 млн. евро помощь сейчас возросла до 190 млн. евро, которые мы смогли мобилизовать для Украины, работая над тремя главными направлениями.

Во-первых, это поддержка неотложных потребностей украинской системы здравоохранения. Мы работаем с такими партнерами, как Всемирная организация здравоохранения и другими.

Во-вторых, помощь украинскому гражданскому обществу. На протяжении столетий всегда в  Украине сообщество заботилось о людях, которые больше всего нуждаются в помощи. Сейчас снова волонтеры вышли на передовую, они помогают людям, которые не могут выйти на улицу, пожилым, они привозят им еду, помогают учителям работать онлайн. Так что это очень важное направление для людей, которые больше всего нуждаются в помощи.

И в-третьих, мы сотрудничаем с международными финансовыми институциями, такими как, Европейский инвестиционный банк и другими, для того, чтобы открыть кредитные линии для малых и средних предприятий в Украине. Кризис сказывается закрытием большинства экономики, он уже взял свое. И будет иметь крайне важное значение предоставление поддержки для маленьких предприятий.

Мы надеемся очень скоро, через несколько недель сообщить детально, как это будет осуществляться. Это главные элементы и главные направления этой помощи.

В то же время я хочу подчеркнуть, что помощь ЕС повестке дня реформ Украины, других вещей, которыми мы занимаемся, таких как децентрализация, реформа государственного управления и других, также продолжается. Потому что в подобных ситуациях кто-то может полностью делать фокус на наиболее острых потребностях, и это то, что мы делаем, но мы не оставляем в стороне другую работу и помощь.

Последняя вещь, которую я хочу подчеркнуть в этой связи, это то, что мы все, европейские страны, вместе противостоим этому. И помощь, которую предоставляет Украина, отправляя своих врачей в Италию, также очень высоко ценится в ЕС.

Что касается помощи ЕС малому и среднему бизнесу. Какие тут есть инициативы?

Да, мы работаем над кредитными линиями, чтобы предоставить 10 млн в гривнах и еще 10 млн в евро. Здесь работа продолжается. Я с нетерпением жду возможности объявить о конкретных деталях вскоре.

Существуют опасения, что жители оккупированных территорий Украины могут наиболее пострадать из-за пандемии Covid-19. Какую помощь ЕС уже предоставляет или собирается предоставить для них?

Вы совершенно правы. Ситуация на неконтролируемых правительством территориях требует особенного рассмотрения. Мы не знаем достаточно о том, что там происходит. Цифры, которые мы слышим, очень низкие. Контактная линия была закрыта. Некоторые гуманитарные конвои смогли пересечь линию, так что мы на самом деле пытаемся сделать все возможное с партнерами, такими как ООН, ВОЗ. На подконтрольных правительству территориях в Донецкой и Луганской областях ситуация также хрупкая, но она менее критична.

Возможно, вы выдели, президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен вчера презентовала глобальный пакет на 15 млрд. евро по борьбе с Covid-19. Она особенно подчеркнула помощь, которую мы уже предоставили на Востоке Украине. Это было среди наиболее важных  вещей, перечисленных нею. И я очень горжусь этим.

Представительство ЕС также проинформировало, что ЕС готов передать 500 млн евро для государственного бюджета Украины в соответствии с программой макрофинансовой помощи в виде займа с низкими процентами. Какие  условия его предоставления?

Эта макрофинансовая помощь, оставшийся транш в 500 млн евро, как вы правильно сказали. Особые условия ЕС Украина выполнила еще на декабрь прошлого года. Теперь выделение этого транша связанно с имплементацией программы МВФ. Как только мы получим “добро”, сигнал от МВФ, тогда ЕС сможет за несколько недель передать эти деньги. Я очень рад тому, что особые условия ЕС были выполнены. Сейчас вы все знаете, что на повестке дня Верховной Рады. (народные депутаты внесли более 16 тыс. правок к “банковскому” законопроекту №2571-д, от которого зависит предоставление Украине помощи от МВФ – ИФ). Это еще должно быть сделано, и потом мы придем к предоставлению помощи.

Также была информация, что Украина сможет воспользоваться новой инициативой ЕС по медицинской безопасности и консультациями специалистов Европейского центра профилактики и контроля заболеваний. О чем именно идет речь? И каким образом на практике это возможно воплотить?

Эта инициатива по медицинской безопасности – это новая пятилетняя программа. И да, она будет имплементирована Европейским центром профилактики и контроля заболеваний в Стокгольме. Украина уже имела какое-то сотрудничество с этим агентством. Все агентства ЕС открыты, они все имеют положения о сотрудничестве со странами-партнерами. Это очень зависит от инициативы стран-партнеров о сотрудничестве.

Коронавирус, Covid-19 – это что-то новое для нас всех, нет вакцин от этого заболевания, работа продолжается, но можно делиться медицинским и научным опытом, знаниями через этот Центр профилактики и контроля заболеваний. И в этом Министерство здравоохранения Украины должно быть очень активно. Такое сотрудничество предложено.

Что касается помощи Украины, ситуация все еще критическая в нескольких странах-членах ЕС, и вся помощь более, чем приветствуется. Мы очень высоко относимся к помощи, которую Украина уже предоставила Италии. Конечно, в то же время все понимают, что главный фокус каждой страны-члена ЕС или стран-партнеров – является борьба с распространением вируса дома, это то, над чем каждый сосредотачивает свои усилия.

Как вы оцениваете шаги и меры, предпринятые украинским правительством в борьбе с Covid-19? Достаточно ли решительно, по вашему мнению, действует украинское правительство?

Я очень тщательно придерживаюсь всех мер, ограничений и предписаний украинских властей. Если посмотреть на глобальную картину, на котором уровне правительства предпринимают меры, то можно сделать вывод, что ответ Украины был ранним и решительным. И, очевидно, у меня нет компетенции предлагать что-то. Но из того, что я вижу – ответ был ранним, ясным и решительным.

Конечно, все страны, которые предприняли эти меры, сталкиваются с очень критическим вызовом, очень критическим балансированием. Большая часть украинской экономики была закрыта. Этим утром я читал новости, что 6% украинских компаний уже на пределе банкротства или уходят из бизнеса и закрываются.

Вы слышали, что, в частности, сказал премьер-министр Шмыгаль о продолжающейся работе, анализе  о том, на какой стадии экономика сможет снова открыться. Это очень тяжелый выбор. И я полностью уважаю всех политических лидеров, которые должны сталкиваться с этим выбором.

Каковы ожидания ЕС относительно того, как Covid-19 может повлиять на украинскую экономику и нашу страну в целом? Возможно, у вас есть совет для украинских властей, как побороть этот кризис?

Прежде всего, в контексте нашего сотрудничества, я хочу отметить, что я ценю очень хорошее сотрудничество, которое мы и посольства стран-членов ЕС имели с украинскими властями, особенно с Министерством иностранных дел Украины и министром Кулебой относительно того, как организовать специальные самолеты, помочь гражданам ЕС и украинским гражданам, членам семей граждан ЕС уехать из Украины. Это было очень хорошее и бесперебойное сотрудничество, которое я ценю.

Также я очень ценю то, какие усилия правительство делает, чтобы координировать помощь. Есть несколько игроков, и ЕС является только одним из них. Есть ООН, ВОЗ, индивидуальные страны-члены, все борются с вирусом дома, но помощь также предоставляется. Мы – партнеры и доноры – также координируемся. И это сейчас отражается правительствами и очень помогает.

Что касается вашего вопроса об украинской экономике. Глобально говоря, начиная с первых блокировок в Китае, возникали вопросы, не глобализированы ли мы чрез меру. Я имею ввиду, вследствие глобализации возникли широкие и совершенные производственно-сбытовые цепочки. Является ли это безопасным, я уже не говорю устойчивым.

Легко предсказать, что мы услышим голоса, что пришло время к большему экономическому национализму. Можете ли вы доверять, принимая свои решения об инвестициях, можете ли вы действительно доверять этим очень длинным производственно-сбытовые цепочкам? Эта дискуссия продолжается. Возможно, она только начинается. И каждая страна, экономический игрок должен делать этот выбор.

Украина имеет преимущество быть географически в Европе, географически очень близко к ЕС, и наши экономики становятся все более и более взаимозависимыми. И это жизненно необходимо сохранять, поддерживать эти связи. Потому что нельзя изменить географию, не правда ли? И  нельзя изменить экономические реалии, которые говорят о том, что мы самый большой и богатый единый рынок в мире все. Это точно элементы, которые должны появиться в мыслях.

Следующее. Мы с вами проводим это интервью онлайн. Я уверен, в своей профессиональной жизни у вас уже было несколько интервью в таком формате. Я предполагаю, что ваши встречи с коллегами проходят онлайн. И компании, у которых сейчас все нормально, это большие технические и онлайн-компании.

И не так сложно предсказать, что мы будем видеть волну онлайн, диджитал экономики, и Украина снова очень в хорошем состоянии здесь. Ваш IT-бум уже начался, и я уверен, что он будет продвигаться вперед, развиваться далее.

Я должен сказать, что сейчас также самоизолируюсь и заказываю товары, и очень доволен гибкостью и открытостью украинских компаний. Доставка и онлайн-сервисы работают очень хорошо. Вы в хорошем состоянии здесь.

Как вы оцениваете реформы уже проведенные в Украине до этого времени и как думаете, какие реформы должны быть проведены в нашей стране как можно скорее?

Конечно, тут также существуют несколько направлений. Начиная с прошлой осени многое было сделано в плане либерализации экономики, что, я думаю, мы все согласимся, все еще необходимо в Украине.

Мы имели несколько позитивных примеров, несколько событий – имплементацию Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и ЕС.

Снова, что касается стандартов производства, открытия вашей экономики, у нас были очень позитивные продвижения в секторе энергетики, в частности секторе природного газа. Ваша газовая система теперь полностью соответствует системе ЕС. В энергетическом поле еще многое должно быть сделано. Так что вся эта работа должна продолжаться для экономического блага украинцев. Ведь ваше правительство, президент делают это для ваших граждан, а не для международных партнеров.

Конечно, как только вы начинаете обсуждать с потенциальными инвесторами, игроками ЕС Украину, возникает тема верховенства права и борьбы с коррупцией.

Есть еще более важные задания, которые украинской власти еще предстоит осуществить. Я имею ввиду то, что Высший антикоррупционный суд сейчас действует, мы ожидаем вердиктов. НАБУ работает хорошо. Другие агентства, такие как Национальный центр предупреждения коррупции, был перезапущен. И Офис генерального прокурора: широкая реформа была начата, проведена, она должна быть в дальнейшем имплементирована. И новый генеральный прокурор нас заверил, что эти реформы продолжаются, теперь – на местном уровне.

И, конечно, завершение принятия законодательства по урегулированию банковского сектора. Это лакмусовая бумажка, во многих отношениях. В сердце этого есть один вопрос. Если я не ошибаюсь, 15 млрд долларов из денег украинских налогоплательщиков были направлены в последние годи на урегулирование банковского сектора для залатывания дыр в банковском секторе. Хочется быть уверенным, что эта ситуация не появится больше никогда, и будет принят закон об урегулировании банковского сектора. Но также кто-то может спросить, если такое количество денег налогоплательщиков было направлено в банковский сектор, не хочет ли  правительство, Центральный банк требовать возвращения этих исчезнувших в банках денег, дипломатически высказываясь.

И в этом плане, связанный с МВФ, и даже более связанный с Украиной, украинским обществом, закон об урегулировании банковского сектора является жизненно важной проверкой.

Как вы думаете, как нынешний кризис повлияет в целом на отношения Украины и ЕС? И как, по вашему мнению, нынешний кризис можно превратить в возможности в отношениях Украины и ЕС?

Прежде всего, мы боремся с этим вирусом вместе, мы сотрудничаем, и это нас сближает. Совместная работа делает людей ближе и знакомит их друг с другом. И, конечно, кризисные ситуации пробуждают все лучшее в людях, это гуманный элемент в этом.

В повестке дня ЕС- Украины все остается на месте, работа продолжается. Позже в этом году у нас будет новый саммит Украина-ЕС, саммит Восточного партнерства. У нас был очень успешный Совет ассоциации ЕС-Украина в январе. Есть несколько направлений,  такие как знаменитое соглашение ACAA, которые были запущены и должны выполняться. Наши политические отношения процветают.

Как эта работа проходит? Возможно, будет смена форматов и встречи в онлайн-режиме?

Встречи онлайн уже проходят.

А что касается саммита Восточного партнерства в июне?

Мы не знаем, какой будет ситуация в июне. Но я не в той позиции, чтобы предоставить вам дополнительную информацию. Если будут какие-то изменения Президент Европейского Совета Шарль Мишель и его коллеги, главы государств и правительств стран Восточного партнерства. будут обсуждать и решать это. Но саммит состоится, это точно.

На фоне кризиса, связанного с коронавирусом, власти РФ активизирует усилия, чтобы снять санкции по гуманитарным соображениям. Какова позиция ЕС по этому поводу?

Прежде всего, позвольте мне подчеркнуть, что никакие санкции ЕС не препятствуют стране, находящейся под санкциями ЕС, бороться с кризисом. Эти ограничение и санкции не влияют на медикаменты и подобные вещи.

Кроме того, санкции ЕС политически связанны с полной имплементацией Россией Минских соглашений. Лидеры ЕС коллективно повторили это много раз. И это не изменится.

Джерело: Інтерфакс-Україна