ЕС поддерживает переселенцев в Борисполе

Город-спутник Киева принял около 4 тыс. вынужденных переселенцев. Совместный проект ЕС и Международной организации миграции поддерживает местный центр помощи переселенцам. Здесь можно получить одежду и предметы быта, поговорить с психологом, найти работу и устроить детей в садик или школу, посетить курсы и творческие занятия.

И получилось так, что сегодня сюда сходятся пути уже не только тех, кто покинул оккупированную часть Донбасса, а и самих бориспольцев. Люди приходят не только, чтобы что-то взять, но также чтобы дать. Как это работает, и есть ли смысл тратить силы на общественную деятельность? Об это мы расспросили у фундаторов общественной организиции «Новий Схід».

Тамара Василенко работала манипуляционной сестрой по переливанию крови в больнице Донецка. Сейчас, спустя четыре года после 2014-го, перевернувшего все, она также помогает людям – но иным способом. В организацию, которую дончанка создала в Борисполе, стекаются сотни людей, которые ищут работу, образование, психологическую помощь или базовое – еду и вещи. Мы стоим в одной из двух комнат, которые занимает «Новий cхід»: здесь стопками рассортирована одежда и детские игрушки. В соседней – творческая обстановка: там выставлены и вывешены изделия с мастер-классов.

Тамара уехала из Донецка в конце июня 2014-го. Как и многим другим, ей пришлось проехать пол-Украины, чтобы найти новый дом.

«Невестка была беременна, и когда она пришла становиться на учет, ей сказали: а мы сепаратистов не принимаем, едьте в Донецк, там становитесь», – так закончилась попытка поселиться в Бердянске. Семья поехала в село Полтавской области, но не рискнула остаться в условиях, когда до ближайшей больницы – 50 километров. Третьим пунктом назначения был Борисполь, где их приютила во флигеле семья подруги.

«Я полгода плакала, – вспоминает Тамара, – не останавливаются слезы, и все! Я не могла спать, есть. Ты не знаешь, куда тебе деться, хочется домой. У нас даже кастрюли не было, чтобы накипятить воды ребенка покупать. В Красном Кресте нам давали вилки, ложки…»

Выход из этой ситуации для нее начался с центра психосоциальной адаптации ВПО, который на тот момент работал в городе. Там, как говорит Тамара, психологи «вернули ее в нормальное состояние» – она перестала плакать.

Организация, где тогда переселенцам оказали экстренную материальную и психологическую помощь (она финансировалась Германией), вскоре завершила свою работу в Украине. Зато люди, которые познакомились там, начали собственное дело.

В 2016-м переселенцы зарегистрировали в Борисполе общественную организацию. Тогда у них не было ни одного гранта – только помощь других неправительственных организаций и благотворительных фондов. Сейчас в «Новий схід» входит полторы тысячи человек, и сама организация – это намного больше, чем «гуманитарка». Но поначалу говорить приходилось действительно о базовый вещах и выживании.

«Приехала новая семья, – вспоминает Тамара Василенко, – они не знали о нас, потом начали приходить. И Сережа, их старший сын, пришел, такой бледный, садиться, и… мимо стула. Я говорю: Сереж, что с тобой, ты, может не кушал? Кушал. А что ты кушал? Чай. А утром что? Чай. А в обед? Чай с пряником».

Оказалось, что у семьи нет денег даже на картошку и морковку для супа. Тамара удивляется, что дети – Сергей и его 16-летняя сестра – ничего не просили, а пошли искать работу. Активисты собрали для них вещи, продукты, а позже смогли отправить детей в санаторий. «Дети приехали такие довольные, мы спрашиваем: что вам больше всего понравилось? – Нас кормили четыре раза!»

i02.jpg

Случайно получился центр занятости

Сегодня эта и другие семьи уже адаптировались на новом месте. И на первый план вышли другие запросы – например, учеба. Проводить классы для детей и взрослых сюда приходят мастера рукоделия, музыканты, преподаватели шитья, компьютерной грамотности и первой медпомощи. А центр заработал репутацию места, где могут порекомендовать сотрудников – сюда обращаются местные предприятия. Даже Бориспольский аэропорт.

«Приезжают из отдела кадров, привозят перечень специальностей, в которых нуждаются. Звонят из больницы: нужна санитарочка или посудомойка… Мы тут же обзваниваем всех: девочки, мужчины, нужен бухгалтер! И они уже на работе», – рассказывает Тамара Василенко.

Виктория с мужем из-за захвата Донецка потеряли там свой бизнес. «Я занималась рекламой, а муж – видеонаблюдением и сигнализацией. Когда там все забрали, здесь пришлось начинать с нуля. Я помогала мужу создавать базу контактов, надо было искать операторов, а это люди. Они должны быть квалифицированные, ответственные». Виктория с удивлением констатирует, что найти персонал в Борисполе было сложно: люди не отзывались на вакансии, и в поисках операторов пульта и электриков они с мужем пришли в организацию переселенцев.

«Сначала переселенцев не очень-то брали на работу, – говорит Тамара Василенко. – А теперь, наоборот, не мы ищем работу, а предприятия нас ищут».

«Единственное, что мы не постигли, – это агентство недвижимости», – смеется Юлия, еще одна активистка организации. Она врач-травматолог и рентгенолог, выезжала из Донецка 22 июня 2014-го (разгар боев) с двумя детьми и ждала третьего, а жена брата – с тремя, младшему из которых было пять месяцев: «Приехали в Киев случайно, потому что брат успел взять билеты в кассе: куда были – туда и взял», – вспоминает девушка. Они долго искали жилье, пока не наткнулись на частный дом: «Один мужчина сдавал дом в центре города, старенький, видно бабушка или дедушки жили. Условий никаких, мы приносили воду, но по крайней мере есть колонка и есть территория, где можно наблюдать за детьми. Хозяин приехал показать нам дом. Представляете: трое взрослых и пятеро детей. Вы откуда? Так и так. А он говорит: живите сколько хотите. Мы были в шоке, что нам такое сказали за неделю мытарств по области».

В этом доме семья прожила полгода, пока не смогла снимать жилье. Общаться с людьми начали, когда стали искать садики и школы. Ведь когда человек приезжает, он не знает ни транспорта, ни расположения больницы, садика и школы. Так Юлия пришла в «Новий схід».

i03.jpg

Как им удается себя финансировать?

Уже вместе дончанки продвинулись дальше: они выиграли для организации грант, и центр получил больше возможностей. Как это делается, они на тот момент не имели ни малейшего представления.

«Нам посоветовали посмотреть грантовое объявление. Посмотрели на два из них. Ну посмотрели – и что дальше?» – смеется Тамара.

i04.jpg

Ситуация была такова, что центр терял помещение, так как раньше он работал в здании немецкой организации, а она – закрылась. Нужно было искать собственное финансирование, и вечером женщины сели писать грантовую заявку. Говорят: поскольку не знали, как, то эмоционально выливали на бумагу все, что было в планах: «Мы писали до 2-х часов ночи. Просто взяли – и написали!»

Вскоре их вызвали на тренинг от Международной организации по миграции. «Я спросила у организатора центра адаптации, что это означает? Она говорит: если международная организация приезжает именно к вам, значит ваш проект принят». Тренеры помогли правильно сформулировать проект, и вскоре общественная организация получила финансы. Закупили аппаратуру, музыкальные инструменты, палатки, краски, мольберты и многое другое, что нужно для учебы и мероприятий.

В целом, за время работы, «Новий Схід» получил два гранта – от Международной организации по миграции (межправительственная организация, чьи проекты для ВПО в Украине финансирует Евросоюз и правительства отдельных стран) и от «Крым СОС» (благотворительный фонд, финансируемый Агентством ООН по правам беженцев, USAID и другими международными донорами).

Также «Новий Схід» обустраивает городское пространство Борисполя.

Они привели в порядок зону отдыха у озера, а пока собирали бумажки-бутылки, придумали провести на озере большой субботник и сделали это вместе с горсоветом и горожанами.

Теперь в планах – научить людей заработать самим на себя, дать удочку вместо рыбы. Это новое направление – развитие социального предпринимательства, то есть сотрудничества общественных организаций и частного бизнеса. Сейчас в центре переселенцев шьют экосумки, плетут коврики, декорируют стекло и дерево. «Мы еще не продавали, вот приготовим товар – и начнем. Продавали пока только на выставках», – рассказывают девушки.

i05.jpg

Жители Борисполя скоро поняли, что в центре что-то творится: теперь они приходят на занятия сами и приводят детей – ведь здесь все бесплатно. Мастер-класс проходил даже в селе недалеко от Борисполя. «Мы разложились, – говорит Тамара, – дети бегут, и все с деньгами: спрашивают, сколько стоит мастер-класс? А мы говорим: бесплатно!»

 

О доме

Женщины говорят, что с Борисполем у них уже «одна команда», проблем с невосприятием переселенцев в разы меньше, отношения с бориспольцами стали открытыми, а сами они считают себя членами громады. Но, несмотря на адаптацию, ностальгия за домом все же накрывает. Юлия и Виктория объясняют: сильно влияет то, что люди выезжали неподготовленными. Ведь когда ты не собрал вещи – то не собрался и внутри себя. В 2014-м они уехали внезапно и якобы «на 10 дней». «Если неподготовленный цветок вырвать из горшка и посадить в другой, он завянет. Там у нас вещи, имущество. Но мы вдохновляем себя позитивом. Я здесь на своей земле», – говорит Виктория.

«В 2014-м я чувствовала себя просто бомжом. Я приехала сюда, вышла на площадь, стала и рыдаю: в окнах свет горит – а я стою и рыдаю», – вспоминает Тамара Василенко. Сегодня ей напоминают о том времени лишь отавшиеся в быту железные кружки и тарелки от Красного Креста. Жизнь наладилась, но осталась одна большая нерешенная проблема – большинство ВПЛ по-прежнему живут в съемных квартирах. За линией разграничения осталось жилье, распорядиться которым они не могут. «Соседние дома разрушены, а наша крыша посечена и выбиты окна: стреляли через дом. Порвало отопление», – таким Тамара нашла свой дом в 2017 году, когда приехала за вещами. А когда Юлия, спустя несколько лет, свозила детей проведать донецкий дом, младший, рожденный в Борисполе, стал все время о нем спрашивать – хотя никогда там не жил.

i06.jpg

 

Автор: Татьяна Якубович

Источник: ОСТРОВ