«Креативная Європа» финансирует перевод украинских произведений

В последние годы современная украинская литература переживает бурное развитие. Ежегодно новинки на двух главных форумах страны (киевском «Книжном Арсенале» и львовском «Книжном форуме») исчисляются десятками. Некоторые из них даже экранизируют, как, например, нашумевшее «Дике поле» по «Ворошиловграду» Сергея Жадана. Но не внутренним рынком единым, не менее важно продвижение на международном культурном поле. Речь не только о презентациях на мировых книжных ярмарках (прежде всего Франкфуртской и Лейпцигской) и переводах, но и о промоции украинской литературы в мире в целом. Это инструмент культурной дипломатии, эффект от которого один из издателей описал как «усиление звучания украинских голосов в мире».

Нет системы

Официальной статистики по присутствию и продажам украинских писателей на мировом литературном рынке нет. Но за рубежом наших авторов знают, а их книги продаются более чем в 30 странах. Процесс продвижения украинской литературы в мире долгие годы был бессистемным: за ним не стояло никакой четкой государственной культурной политики, все делалось руками украинских издателей и самих авторов. Сейчас ситуация меняется, к процессу начинает подключаться государство в лице новых культурных институций.

В отсутствие государственной программы поддержки переводов инициатива в их создании принадлежит украинским издателям, а также писателям (но это эффективно, лишь когда они известны за рубежом). «Инициатива почти всегда за нашими издателями, — говорит Анетта Антоненко, директор «Видавництва Анетти Антоненко». — Это нужно нам, потому мы этого добиваемся». А писатель Андрей Курков в беседе с Фокусом отмечает, что иногда «адвокатами» украинских авторов выступают эксперты — например, известные переводчики с украинского и русского, имеющие вес среди зарубежных издателей.

По поводу прямых запросов на покупку прав от иностранных издательств президент издательства Meridian Chernovitz Святослав Померанцев говорит, что такие обращения тоже бывают. «Но заинтересовать зарубежных издателей может только автор, хорошо известный в стране, о которой идет речь», — отмечает издатель.

Перевести книжку и напечатать тираж — это не конец пути, а лишь начало. Следующий, не менее важный этап — промо и дистрибуция. Как это выглядит на практике? «Мы организовываем для авторов, с которыми работаем, туры за границу, — говорит Святослав Померанцев. — В основном ориентируемся на немецкоязычные страны: Германию, Австрию, Швейцарию, а также Францию, Испанию, Италию». Чаще всего, по словам издателя, такие промотуры приурочены к выходу книги. «Пример из практики: крупное немецкое издательство Suhrkamp издает перевод «Рекреации» Юрия Андруховича: мы берем эту книжку, а также «Коханців Юстиції» на украинском и едем с Юрием Игоревичем в тур по Австрии и Германии, — описывает Померанцев. — На встречи с писателем приходят немцы, австрийцы, поэтому ехать туда с книгой на немецком — отличная идея. Наличие книг усиливает эффект от визита писателя, так что мы всегда везем с собой чемодан с книжками». По мнению издателя, такое объединение усилий приносит плоды: автор получает присутствие в инфополе той или иной страны, иностранный издатель — промо новой книги, а украинское издательство решает задачу украинского культурного присутствия в мире.

 

Книжный рынок

Эксперты, говорившие с Фокусом, единодушны в том, что сегодня очевиден рост международного интереса к украинской литературе. «Это связано с тремя факторами, — говорит Оксана Хмелевская, координатор фестиваля «Книжный Арсенал» и соосновательница литературного портала «Читомо». — Во-первых, с появлением Украины в мировом инфополе после Евромайдана. Есть интерес к теме истории Восточной Европы и будущему постсоветских стран (в частности, от немецких издателей). Эта тематика особенно интересна в художественном, а не документальном контексте. Во-вторых, с активностью украинских издателей за рубежом и появлением достойных национальных стендов на международных книжных ярмарках. Эффективность присутствия там Украины растет из года в год, и мы уже видим плоды этой активности. В-третьих, это развитие детской иллюстрации: последние годы украинские иллюстраторы уверенно побеждают на международных конкурсах».

Кого же среди украинских авторов можно назвать лидерами по присутствию на международном литературном рынке? Здесь все зависит от сегмента и направления, но два безусловных лидера — Сергей Жадан и Андрей Курков. Книги Куркова переведены на 37 языков: все основные европейские, а также японский, китайский, корейский, иврит, арабский и пр. Абсолютным же рекордсменом прошлого года стал Сергей Жадан: по данным литературного портала «Читомо», в 2018 году переводы его книг «Интернат», «Ворошиловград», «Месопотамия», а также поэзии вышли в 10 странах: от Германии, Нидерландов и США до Словакии, Польши и Грузии. Немецкий перевод «Интерната» отметили премией на престижной Лейпцигской ярмарке.

Также активно переводят произведения Юрия Андруховича, Оксаны Забужко, Софии Андрухович, Тани Малярчук, Катерины Калитко, Катерины Бабкиной, Андрея Любки, Андрея Кокотюхи.

На какую литературу спрос выше? Однозначного ответа нет — все зависит от ряда факторов. «Есть книги, которые в силу контента или визуального наполнения интересны отдельным регионам, но есть и универсальные варианты, — говорит Оксана Зьобро, представитель издательства «Видавництво Старого Лева». — Яркий пример — книги Романы Романишин и Андрея Лесива (творческая мастерская «Аґрафка»): «Я так бачу», «Голосно, тихо, пошепки», «Війна, що змінила Рондо», «Зірки і макові зернята». Переводы «Я так бачу» и «Голосно, тихо, пошепки» выходят по всему миру и даже стали победителями в номинации Non-Fiction международной премии в области детской литературы BOLOGNARAGAZZI AWARD – 2018.

Литература_1.jpg
Место встречи. По словам украинских издателей, международные книжные ярмарки — не только площадки для презентации писателей и их книг, но и место заключения деловых договоренностей

По словам Зьобро, за 2018 год «Видавництво Старого Лева» подписало 38 контрактов на переводы украинских авторов с издательствами из 24 стран (среди них США, Италия, Франция, Бразилия, Испания, Португалия, Дания, Германия, Япония, Индия, ОАЭ, Вьетнам, Польша, Чехия).

Точной статистики по тиражам и продажам переводов книг украинских писателей в разных странах нет, но эксперты утверждают, что пока эти цифры несоизмеримы с продажами этих авторов в Украине. «Например, тираж украинского «Интерната» — 25 тыс. экземпляров, а переводов меньше если не на порядок, то в разы: я бы сказал интуитивно, это от 2 до 5 тыс. экземпляров», — говорит Святослав Померанцев. По словам издателя, иностранные авторы также начинают со скромных тиражей в 500–1000 экземпляров, но книги известных писателей достигают 50 тыс. экземпляров и больше.

По словам же Оксаны Хмелевской, есть ситуации, когда «общеизвестный» факт, что тиражи и продажи украинских авторов в Украине выше, не всегда работает. «Например, совокупные тиражи и продажи книг студии «Аґрафка» за рубежом уже могли превысить украинские, — утверждает эксперт. — Конечно, точные цифры — коммерческая информация. Мы можем судить только по стабильному интересу издателей и заявленных ими тиражах».

Если подытожить, то для успеха в продвижении авторов за рубежом необходимы время, системные усилия и доля везения. «Мы организовывали туры Сергея Жадана в шести европейских странах: Австрии, Германии, Швейцарии, Италии, Испании и Франции, — рассказывает Святослав Померанцев. — Несмотря на достаточную известность в Европе, на испанский язык Жадан пока не переведен. Это большой рынок, пробиться туда не так просто». По словам издателя, определяющие факторы успеха — известность автора, емкость литературного рынка и вкусы местной аудитории.

Оксана Зьобро также отмечает, что «за каждым переводным изданием стоит длительная работа. Должно совпасть множество факторов: и правильный выбор книги, и репутация издательства на международном рынке, и умение вести переговоры. Играет роль и активность автора. Но на первом месте — качество и актуальность произведения. Вместе эти факторы приводят к успеху. Например, как в случае с романом Софии Андрухович «Феликс Австрия», который вышел уже в десяти странах».

 

Опыт чужих

Работа с промо украинской литературы в мире — не только задача издателей, но и важная составляющая национальной культурной стратегии. «Литература создает культурный имидж страны, без нее вместо имиджа — пустая аватарка», — уверен писатель Андрей Курков.

В большинстве европейских стран существуют государственные программы поддержки переводов. «Такие программы выполняют двойную роль: это защитный буфер для издателя, который рискует издавать нового автора (именно поэтому для промоции переводов очень важна финансовая поддержка), а также фасилитация для литературы конкретной страны, и возможность быть услышанными в мире», — объясняет сложившийся тренд Богдана Неборак, менеджер программы переводов Украинского института книги.

В беседе с Фокусом Неборак приводит статистику работы таких программ в разных странах. «Например, Норвегия в 2017 году поддержала публикацию 538 норвежских изданий на 44 языках, а это 538 историй о стране, ее людях и культуре, — говорит она. — В Грузии программа переводов существует с 2010 года: в первый год поддержали выход всего двух книг, во второй — трех, а к пятому — уже 41-й. В 2018 году Грузия стала почетным гостем на Франкфуртской книжной ярмарке. Такие программы также помогают определять фокусный рынок и работать на него — к примеру, выделяя больше финансирования на англоязычные проекты или, как Грузия, продвигая издания на немецкоговорящих рынках».

По словам Неборак, в целом модели программ переводов в общих чертах схожи. Обычно они предполагают частичное или полное финансирование затрат на покупку прав, перевод и иногда печать книги. «А вот стратегии, которые институции используют для популяризации своей литературы, бывают по-настоящему интересны, поскольку они как раз отличаются друг от друга, — уточняет Богдана Неборак. — К примеру, те же норвежцы разрешают поддержку переводов «при посредничестве» языков, на которые книги уже переведены. Это позволяет расширить круг потенциальных заявителей».

 

Городу и миру

Как же обстоят дела со стратегией продвижения украинской литературы в мире? За это отвечает Украинский институт книги (УИК) — профильная государственная институция, созданная в 2016 году. Несмотря на сложности с нормативно-правовой базой и смену двух директоров за первый год работы, институт все же функционирует. А с новым директором Александрой Коваль всего за полгода успел провести национальную презентацию на Франкфуртской книжной ярмарке и масштабную госзакупку книг в публичные библиотеки. В феврале УИК анонсировал новую стратегию, а также запуск программы поддержки переводов, аналоги которой успешно работают в разных странах.

«Нам бы хотелось, по примеру иностранных коллег, покрывать затраты на приобретение прав и переводы, затраты же на печать мы планируем оставить издателям, чтобы они также несли ответственность за судьбу книжки», — говорит Богдана Неборак.

Среди направлений программы: сотрудничество с зарубежными украинистами, переводчиками, разработка промопубликаций, презентации на международных книжных мероприятиях. «Задача УИК — информировать мир не только о новинках, но и о нашей лучшей литературе, которая достойна переводов и может оказать влияние на аудиторию», — резюмирует Неборак.

Анетта Антоненко уверена, что появление государственной программы переводов важно и на репутационном уровне. «Первый вопрос, который нам задают иностранные издатели: есть ли у нас в стране подобная программа, — конкретизирует Антоненко. — Во-первых, это маркер заинтересованности нашей страны в своей культуре. Во-вторых, издавать нового автора из страны, литература которой непопулярна в твоем регионе, — большой риск, в том числе финансовый. Когда издатели увидят, что наша страна готова оказывать поддержку в появлении переводов, это даст результаты».

Есть планы по поддержке литературной сферы и у другой государственной организации — Украинского института при МИДе, который отвечает за культурную презентацию страны в мире. «Мы ориентируемся на поддержку творческих и профессиональных коллабораций, а не только на «экспорт» украинской литературы за рубеж, — говорит Ирина Прокофьева, руководитель программного отдела Украинского института. — В партнерстве с иностранными институциями, заинтересованными в сотрудничестве с украинским культурным сектором, мы разрабатываем программу литературных резиденций. Когда она будет сформирована, мы объявим open call для игроков украинского книжного сектора».

Еще одна возможность для украинских литераторов быть услышанными в мире — попасть в программу Европейского Союза «Креативная Европа». Эта программа финансирует проекты культурных и креативных индустрий, в том числе перевод и издание произведений украинских писателей в странах ЕС. По состоянию на начало 2019 года, благодаря ей в странах ЕС издали уже 12 книг украинских авторов. Среди них «Ворошиловград» и «Інтернат» Жадана, «Листи в Україну», «Лексикон інтимних міст» и «Коханці Юстиції» Андруховича, «Культ» Любко Дереша.

Следует отдать должное украинским издателям, годами «поливавшим фикус»: сегодня их усилия дали плоды. Украинская литература успешно заняла свою, пусть небольшую, но нишу на мировом литературном рынке. Да, пока в ней ориентируются скорее профессиональные издатели и переводчики, нежели широкая аудитория. Но продвижение украинских авторов и их произведений «в мир» перестает быть движением на ощупь, без какой-либо системности и государственной поддержки. А значит, качественно новые результаты не за горами. Главное — обеспечить преемственность процессов, чтобы национальные приоритеты в культуре не менялись с каждой ротацией власти.

Автор: Анастасия Платонова