ЕС финансирует разминирование на Донбассе

Гранату на растяжке я обнаружил в Озёрном Лиманского района. Неподалеку от популярного пляжа “Варадеро”. Конечно, работая деминером, я уже находил и другие боеприпасы. Но именно эта поразила. Ведь здесь пляж, на котором я любил отдыхать с семьей. Рядом места, где я часто рыбачил. И вдруг я вижу всё в совершенно ином свете. Вместо приятных и тёплых воспоминаний – место, которое несет в себе смертельную опасность. Вот тогда я понял, что не зря стал деминером…

Техник-электромеханик по образованию, Владислав Головко много лет работал в строительной отрасли. И совершенно не собирался менять профессию. Но когда на востоке Украины начались боевые действия, он стал помогать бойцам, занимался волонтерской деятельностью. В то же время в семье родился третий ребёнок.

А когда Европейский Союз взял на себя огромный труд по обезвреживанию боеприпасов на освобожденных территориях, Валерий решил присоединиться к миссии. К финансируемой ЕС гуманитарной организации HALO Trust, которая как раз набирала сотрудников-деминеров. И техник-электромеханик Валерий Головко долго не раздумывал. Подал заявку, понимая, что это его шанс – быть причастным к приближению мирной жизни на востоке.

Владислав прошел собеседование, отбор, подготовку – и начал работать деминером. Затем закончил курсы парамедиков, резонно решив, что при его работе умение спасти жизнь человеку и оказать неотложную помощь точно лишним не будет.

Дальше были курсы тим-лидеров, и сегодня Владислав – супервизор, главный руководитель команд разминирования, или, говоря простым языком, главный деминер среди украинского состава HALO Trust. Офис деминеров находится в Краматорске, а работают они на освобожденных территориях Донецкой и Луганской областей.

На просьбу оценить ситуацию с безопасностью в нашем регионе Владислав говорит:

– Абсолютной, стопроцентной безопасности никто гарантировать не может. Да стопроцентной ее и не было – до сих пор люди находят боеприпасы времен Второй мировой.

Но и с теми, кто говорит “все пропало, за городом гулять нельзя…”, он не согласен.

– Да, надо быть осторожным в незнакомых местах, там, где шли бои, где были блок-посты во время боевых действий, но не правильно доводить эту осторожность до крайностей, – объясняет Владислав. – Собственно, для того мы и работаем, чтобы сделать пострадавшие территории максимально безопасными. Если мы получили информацию, что в каком-то месте могут быть мины или растяжки, мы их найдем обязательно.

Владислав не ведёт счёт обезвреженным боеприпасам. Любой специалист такие подсчёты считает бессмысленными.

– Одна обезвреженная мина – это уже результат. А найденный и обезвреженный кем-то боеприпас – это не персональное достижение, а результат усилий огромного количества людей. Начиная с тех, кто жертвует свои средства на эту деятельность, включая множество специалистов самых разных сфер, и заканчивая непосредственно командой деминеров или бойцов МЧС, которые боеприпасы их у нас, – рассказывает Владислав Головко. – Поэтому, когда боеприпас обезврежен, это наш общий результат. И да, мы все получаем удовлетворение не столько от адреналина, а сколько от осознания того, что мы «ее победили», а не она кого-то из нас.

Следует сказать, что HALO Trust набирает персонал из числа местных жителей. Таким образом люди получают хорошо оплачиваемую работу и делают безопасной свою же землю.

Но раз уж упомянули “адреналин”, то его, по словам Владислава, тоже хватает.

– Разминировать поле с противотанковыми минами – дело относительно простое и достаточно безопасное, – рассказывает он. – Противотанковая мина рассчитана на большой вес, и нужно сильно постараться, чтобы она сдетонировала. Что касается фугасных и противопехотных мин, то с ними мы пока не сталкивались. Но и до них еще дойдем – на территориях, близких к “нулевой” линии, их достаточно много.

– А самые опасные и коварные вещи – это растяжки. Гранаты на растяжках и выпрыгивающие мины ОЗМ-72, начиненные 2,5 тысячами стальных шариков, если сработают, то не оставляют шансов никому в радиусе 30 метров. Особенно, если вместо проволоки натягивается рыбацкий шнур под цвет зелени – такие “в упор” не видны. Поэтому с ними нужно быть крайне осторожными. Например, при разминировании противотанковых полей один деминер в среднем за день прорабатывает 4000 квадратных метров. А если это посадка или лес с растяжками – едва 40. Их очень много по посадкам и перелескам в местах, где шли бои, где работали и передвигались ДРГ и т. д. Вот эти вещи не дают нам права на ошибку. Но, к счастью, уровень подготовки, технического оснащения, средства безопасности таковы, что все это помогает нам успешно справляться в данных условиях.

Существует расхожее утверждение, что “1 год боевых действий требует потом 10 лет разминирования”. Владислав не считает его точным и универсальным.

– Я бы другое сравнение употребил. Например, граната, стоимостью 100 гривень, к примеру, требует 28 тысяч гривень для своего обезвреживания. А вот что касается сроков, то тут нельзя точно сказать, что “1 год войны – 10 лет разминирования”. По-разному может быть. Но за 10 лет мы точно не справимся. Одно могу сказать с уверенностью – мы только в начале пути, мы набираемся опыта и впереди еще огромное количество работы.

Но в том, что все завершится нашей победой и в том, что деминеры HALO Trust справятся со своей миссией успешно, Владислав Головко уверен.

– Когда вашу миссию можно будет считать выполненной? – спрашиваю.

– Когда мы пойдем смотреть футбол на Донбасс-арену, – с улыбкой отвечает он.

Дмитрий Лукьяненко

Оригинал статьи опубликован на сайте Ostro.org