Інспекційна реформа: що зміниться для бізнесу і органів контролю

Полтора года назад Украина сделала первый шаг к полной перестройке системы проверок бизнеса — была принята законодательная база. В 2018 изменения наконец начали воплощать в жизнь. Чего ожидать бизнесу от проверок в 2019, рассказал глава BRDO.

Полтора года назад — в ноябре 2016 — Верховная Рада приняла закон о либерализации госнадзора. Документ, в частности, обязал запустить в Украине единую онлайн-систему проверок, где будет храниться информация о юрлицах и физлицах-предпринимателях, которые подпадают под проверки, годовые планы проверок и отчеты об их выполнении. За это отвечает Государственная регуляторная служба. Офис эффективного регулирования BRDO, который финансируется Европейским Союзом в рамках инициативы EU4Business, совместно со службой разработал пилотный модуль онлайн-системы проверок. Delo.UA поговорило с главой Офиса Алексеем Гончаруком, который рассказал, как обстоят дела с этой реформой в целом и онлайн-системой проверок в частности.

Может ли предприниматель доподлинно узнать, когда чиновник придет к нему с проверкой?

В Украине действует мораторий, который запрещает госорганам приходить к бизнесу с плановыми проверками. Но Кабинет министров определил список органов-исключений из правила, которые могут выходить на плановые проверки вопреки мораторию. Это, в частности, Государственная фискальная служба, Государственная архитектурная инспекция, Госслужба по вопросам труда, Госслужба по лекарственным средствам, Госгеонедр, Госавиаслужба, Госэкоинспекция, частично — Госслужба по чрезвычайным ситуациям.

В прошлом году заработал пилотный модуль единой системы проверок бизнеса (ИАС). Там доступны планы проверок на 2018 год почти всех госорганов. То есть бизнес через онлайн-портал может проверить, грозит ли ему плановая проверка любого из госорганов в этом году. Единственные проверки, которые бизнес в системе пока не увидит, — это проверки налоговой. Мы с ними над этим работаем.

Кроме плановых проверок в Украине есть и другие меры контроля, которых бизнес не увидит в единой системе.

Все без исключения госорганы могут проводить внеплановые проверки. К примеру, какое-то физлицо пожаловалось на нарушения на предприятии. Если Государственная регуляторная служба считает, что жалоба обоснована, госорган должен отреагировать и выйти на проверку. Об этой проверке бизнес не может узнать до момента ее начала.

С плановыми и внеплановыми проверками есть хоть кое-какой порядок. Все они хотя бы согласовываются внутри органа и все документируются.

Но есть всевозможные документальные проверки, рейдовые проверки, различные мониторинги. Вот тут все не так гладко. Некоторые ведомства делают вид, что они вовсе не органы контроля, или уверяют, что отдельные проверки — это на самом деле не мероприятия надзора и контроля. Например, Агентство водных ресурсов говорит, что они вообще не орган контроля, мол, их полномочия полностью переданы Гоэкоинспекции. Это не совсем отвечает действительности. Ведь они продолжают контролировать и проверять водные коммунальные хозяйства и насосные станции. Таких примеров бесконечное количество.

Мы считаем, что все действия госорганов по проверке выполнения норм закона — это мероприятия надзора и контроля. Потому информация обо всех действиях по отношению к бизнесу должна быть в единой системе проверок. С гибридными мерами контроля мы пытаемся справиться, выявляем их, составляем список. Потом будем запрещать, если такие проверки незаконные, или будем конкретизировать требования, чтобы “загнать” их под закон.

Должны ли быть внезапные проверки, о которых предприниматель не знает заблаговременно?

Позиция первая: все вопросы государства к бизнесу должны документироваться. Когда чиновник идет на территорию бизнеса, он должен задокументировать это до проверки в виде намерения и по факту проведения зафиксировать ее результаты.

Все мероприятия контроля должны быть максимально прозрачными, насколько это возможно.

Но есть важное “но”. Разными рисками нужно управлять по-разному.

Есть риски, которыми управлять при помощи плановых проверок — то же самое, что сачком черпать воду. Это глупость. Есть риски, тот же неофициальный труд, выявлять которые можно исключительно другими способами, а не плановыми проверками. С помощью контрольной закупки, внезапной проверки, мониторинга и анализа в течение длительного периода каких-то показателей работы компании. Все это не про плановые проверки.

Но принципиально важно, что все меры контроля — и плановые, и внеплановые, и все другие проверки — должны быть подчинены идее уменьшить риск.

Не оштрафовать, не наказать предпринимателя, не доначислить налог, не пополнить бюджет, а уменьшить конкретный риск.

Например, уменьшить количество пожаров, количество аварий, травматизма на производстве и т.д.

Что изменится для бизнеса в проверках в следующем году?

До конца этого года мы хотим навести порядок в проверках ключевых госорганов. Будем концентрироваться на работе 33 органов. Это, в частности, Госэкоинспекция, Гоструда, Госслужба по лекарственным препаратам, Госгеонедр, Госагентство рыбного хозяйства, Госслужба по чрезвычайным ситуациям и Госпотребслужба. Из этих госорганов 15 уже работают в единой системе проверок. Это значит, что их сотрудники подключены и публикуют приказы-направления на проверки, подгружают всю информацию о результатах проверок.

В этом году мы хотим обеспечить максимальную открытость информации о проверках этих 33 органов. К концу года мы хотим иметь возможность сказать бизнесу: ребята, каждая плановая проверка, которая проводилась в 2018 году, уже есть в онлайне.

Еще одна задача на этот год — навести порядок в списке контролирующих органов, разобраться в их функциях, в том, что они контролируют и зачем.

Недавно мы попросили Госпродпотребслужбу уточнить все их сферы контроля. По нашей информации, их 14.  Например, это ветеринарно-санитарный контроль, контроль по защите прав потребителей, контроль по соблюдению санитарного законодательства, контроль в сфере карантина и защиты растений. Но Госпродпотребслужба зависла, у них нет исключающего перечня, что они контролируют и зачем.

По-нормальному сфера контроля должна напрямую зависеть от рисков, которые пытаются предотвратить эти органы.

То есть все должны понимать, зачем мы содержим тот или иной орган, что плохое в стране не случается в связи с тем, что этот орган работает.

К примеру, какой-то орган работает, чтобы люди не гибли от пожаров. Это понятный риск, которым управляет орган, и четкая задача. Такие задачи должны быть у каждого органа.

Сейчас мы будем анализировать отчеты 33 органов о проведенных в прошлом году проверках. На первый взгляд, если честно, это очень поверхностные документы. Мол, “в прошлом году мы запланировали 18 мероприятий, из них 18 мероприятий выполнили, то есть орган на 100% эффективен”.

Мы их проанализируем и ближе к осени выйдем на перечень конкретных рисков для каждого органа и от чего зависит их наступление или ненаступление.

Осенью органы будут планировать проверки на 2019 год. Нам важно, чтобы они сделали это более качественно.

Органы должны ответить на два вопроса “зачем они проводят проверки?” и “кого в первую очередь проверять, чтобы предотвратить эти риски?”

Стаття надрукована на сайті Delo.ua

Advertisements